19
июля

 


На сайте было рассказано 3805 историй.
Если хочешь присоединиться
к 2216 авторам, то зарегистрируйся.
 
 
Чтобы добавить историю, войдите.
Регистрация     Забыли пароль?
О том, что теплит нашу душу. О том, что хорошо закончилось. О том, о чем страстно мечтали. О несчастной любви. О том, как влюбленным улыбалось счастье. О находчивых людях. Об измене. О том, какие шутки проделывают друг над другом люди. О чем и о ком угодно. О щедрых, великодушных людях.

Как девушка проводила меня в армию, и как она меня не дождалась

 
комментарии
оставить свой комментарий

17 октября 2010, 13:20 //  ruspaev
Так уж получилось, что я, рассказывая о своих любовных историях, с самого начала нарушил хронологию. И вот теперь придется отступить назад и поведать историю о девушке, проводившей меня в армию. После окончания школы я покинул отчий дом и уехал к старшей сестре Раушан, так как в родном селе мне не дали трактор (решили, что я слишком мал и слаб для этой работы), а у мужа сестры, у Кайрата, в друзьях был сам главный инженер совхоза. Сестра с зятем жили в небольшом отделении, жители приняли меня тепло, так как очень уважали Кайрата и Раушан. И немногочисленная молодежь оказалась дружной, поэтому я сразу стал своим в их компании.
Мы проводили свободное время в маленьком сельском клубе, после фильма устраивали танцы под пластинку, ну и «дружили» с понравившимися девушками. Девушки там все были славные, но вот беда – к моему приезду все они оказались занятыми, ну не будешь же отбивать у тех, кто с самого начала отнеслись ко мне так дружелюбно. Но вот, я обратил внимание на одну странную девушку, дочь соседей моей сестры Тоню, которой на тот момент было всего восемнадцать, а она не ходила ни в кино, ни на танцы, ни, тем более, на свидания. Тоня часто проводила вечера в доме моей сестры, к которой приходили ее подруги, такие же замужние женщины, и они занимались рукоделием – кто вязал, кто прял, а кто и вышивал. Ну и попутно делились новостями.
Я не мог взять в толк, зачем такой симпатичной и юной особе сидеть с вязанием среди тридцати – тридцатипятилетних замужних женщин и участвовать в их бесконечных разговорах, в то время, когда ее сверстницы вовсю веселились под современную музыку на танцах или прогуливались с парнями темной ночью в рощице за околицей.
Надо сказать, Тоня мне сразу понравилась – ее глаза излучали непонятную грусть, хотя могли в один миг взорваться веселым смехом. И раз уж мне нужно было с кем-то дружить, то я стал потихоньку к ней «подкатывать». То шоколадку ей подарю, то преподнесу другой какой презент. Тоня была непосредственной, как ребенок, она вся вспыхивала, когда я дарил подарки, было видно, что это ей очень нравится, но в следующий миг она пыталась возвратить шоколадку или духи, и мне стоило большого труда уговорить ее оставить при себе эту вещь.
Я звал ее в кино, на танцы, но Тоня упорно отказывалась, ссылаясь на то, что ей некогда, что ей нужно довязать шарф там какой-нибудь или рукавичку. Однажды я уговорил ее просто прогуляться за околицей. Тоня еле согласилась, и то с условием, что мы недолго будем гулять, и чтобы я сохранил в тайне это событие. И вот мы идем по пустынной и темной рощице, я пытаюсь взять ее под ручку, но Тоня все время отталкивает мою руку. Я хочу узнать, почему она, такая красивая и юная, сторонится «культурных мероприятий» и чем ее прельщают «бабские посиделки». Тоня отвечает что, мол, молодежь наша вульгарна и некультурна, а вот замужние женщины очень душевные, и что общаться с ними одно удовольствие. Я сказал, что она мне очень нравится, и хотя я не разделяю ее взгляда на молодежь, но что и сам не прочь уединиться с ней и проводить вечера вот так – гуляя с ней по этой роще. Тоня же отвечала, что каждый день гулять она не может, но что раз в неделю она будет приходить сюда. Но только, она еще раз повторила свое условие, если только о наших встречах никто не узнает, и особенно, - моя сестра.
Да, конечно, но ведь такое не утаишь! Тем более, что и я стал домоседом. Но насколько для сестры и ее подруг было естественным присутствие Тони, настолько показалось неуместным мое общество. «А почему ты не идешь в клуб?» - интересовалась сестра, на что я отвечал, что неохота. На другой день опять. На третий она решила, что меня там кто-то обижает, и мне стоило большого труда переубедить ее. «Так чего ты тут торчишь, среди нас?» - «А мне нравится смотреть, как вы вяжете и вышиваете» - «Может тебе нравятся наши сплетни?» - подтрунивали подруги сестры, которые уже догадывались кое о чем, так как косились при этом на Тоню.
И вот в один прекрасный день между мной и Раушан состоялся серьезный разговор. Она спросила без обиняков: «Ты что? Гуляешь с Тоней?». Я попытался уклониться от беседы, но нужно знать характер моей сестры. В конце концов я сказал, что да, я гуляю с Тоней и что это естественно – парню и девушке восемнадцати лет гулять вечерами за околицей, в роще, тем более, что в наших прогулках нет ничего «такого». «Да, - соглашалась со мной сестра, - Но неужели для этого ты не нашел более подходящую девушку?» «А чем Тоня не подходящая? – недоумевал я, - Она мне очень нравится». «Но с ней нельзя гулять!» - ошарашила меня Раушан, и после моего вопроса, почему это нельзя с ней гулять, она пояснила: «Она не в себе». «Что?! Как это не в себе?» - «А вот так – не в себе, и все! Короче, оставь ее в покое, и найди себе другую девушку – вон их сколько на танцах» - «Но все они заняты, - возражал я, - Да я и не хочу гулять с другой, мне нравится только Тоня. И почему это она не в себе, что это значит и в чем это выражается?» - «А в том, что она больна» - «Чем?» - «Не знаю, что у нее за болезнь, что-то с нервами и головой, она иногда впадает в оцепенение». «В оцепенение?! Как это?» - «А вот так – сидит, разговаривает, шутит и смеется, и вдруг, бац! – замолкает на полуслове, цепенеет, глаза застывают, стекленеют, и она сидит, как истукан, несколько минут. Потом, так же внезапно приходит в себя и делает вид, что ничего не произошло, пытается поймать нить разговора, шутит и смеется, конечно, ей это плохо удается, но мы все делаем вид, что ничего не заметили».
Я молчал, подавленный этим сообщением. «А об этом что – ее родители не знают?» - спросил я потом. «Почему не знают, - отвечала Раушан, - Это началось у нее три года назад, и с тех пор куда только ее не возили. Показывали даже какому-то профессору в Алма-Ате, объездили всех известных знахарей – бесполезно. Все врачи и знахари сходятся на том, что Тоня обречена, что болезнь будет прогрессировать, и что ее ждет слабоумие, и что через год или два она окажется в психушке. Так что оставь ее в покое и найди себе другую, нормальную девку».
Я был в смятении. Симпатичная, даже можно сказать, красивая, юная, девушка, только что начавшая жить – и вот, обречена. Сердце мое сжималось от боли, от жалости к Тоне. Правда, я не сразу поверил сестре. «Возможно, Раушан просто не хочет, чтобы я дружил с Тоней», - думал я поначалу, тем более, что сестра не ладила с ее мамой и я пару раз слышал, как она отзывалась о ней не очень хорошо. Но вот я начал расспрашивать своих друзей и подруг о Тоне. Они старались уклониться от разговора, или сводили к шутке, говоря, не собираюсь ли я посвататься к ней. И только мой друг Боря рассказал о том, что Тоня почти с первого класса дружила с Евгением, и все считали их женихом и невестой, а вот три года тому назад что-то случилось меж ними, Женя стал встречаться с другой, а Тоня замкнулась, перестала общаться с подругами, и вроде бы дело не в Жене, а в ней.
Что я должен был делать? Внять совету сестры и отвернуться от несчастной девушки? Ведь, может быть, прогулки со мной – это последнее удовольствие в ее жизни. Может быть завтра, или послезавтра, или через неделю она сойдет с ума и окажется в психбольнице. «Нет! – решил я, - Я ее не оставлю! Буду с ней до конца!»
И мы с Тоней продолжали встречаться. Эти прогулки я вспоминаю всегда с грустью. Темная ночь, кругом шумящие березы, уже почти все облетевшие, и мы с Тоней – идем рядом и молчим. Иногда она внезапно останавливалась и стояла минуту, не двигаясь, и я, думая, что вот, она впала в оцепенение, вглядывался в ее лицо, и тогда она спрашивала тихо, почему я смотрю на нее, на что я отвечал, смутившись, что мне нравится смотреть в темноте на ее светящееся лицо, в ее блестящие глаза. Она смеялась после этих слов, но я чувствовал, что Тоне они нравятся, и мне становилось совестно, - ведь я ее обманывал, ведь я просто хотел увидеть это ее оцепенение. Но мне так и не удалось – почему-то при мне у Тони ни разу не было приступа. Проходили месяцы, наступила зима и прогулки наши пришлось прекратить, рощу замело, да и небезопасно было – в ту зиму волки лютовали, иной раз их видели даже на улицах. Поэтому виделись мы лишь, когда Тоня приходила на посиделки к нам, да иногда я шел провожать ее и тогда мы перекидывались несколькими фразами.
Наступила весна. Меня вызвали в военкомат, я прошел в области комиссию, и там дали повестку на четвертое мая. Команда моя вначале была стройбатовская, - врачи забраковали мои покалеченные пальцы, но потом объявили, что годен к строевой, видимо у них там был недобор.
Сестра с зятем устроили проводы, мне по традиции нужна была девушка, которая должна проводить меня в армию. Я предложил эту миссию Тоне, она сначала отнекивалась, но я все же ее уговорил.
Многие были удивлены, когда увидели рядом со мной Тоню на моих проводах. Она сидела, опустив глаза долу, наливалась краской, когда в ее и мой адрес отпускались шутки, мне с трудом удавалось вывести ее на медляк и мы танцевали с ней под прицелом десятков глаз. Рано утром я увел ее на улицу, мы прогулялись вдоль спящих домов до нашей рощицы, и когда мы оказались среди берез, распустивших свои клейкие листочки, занялась заря. И тут я привлек Тоню к себе и впервые поцеловал – хотел в губы, но в последний момент она отвела их, и я чмокнул ее в щеку. Тоня тут же отстранилась, но я не выпускал ее из объятий.
«Тоня, я люблю тебя, - зашептал я страстно, - И я женюсь на тебе, когда вернусь из армии». Тоня молчала, опустив ресницы, и тогда я задал ей сакраментальный вопрос: «Ты будешь меня ждать?»
Тогда я так и не получил ответа на свой вопрос. Тоня долго, очень долго собиралась с ответом, я ждал, но тут раздался голос Бори, он кричал, чтобы я шел домой, - пришел автобус за мной.
(в этом месте мне придется разбить повествование, уж извините, товарищи оценивающие)
Истории по словам: Тоня, оцепенение, психушка, армия



← предыдущая следующая →

Отправить историю другу Сообщить о плагиате
Постоянный адрес этой страницы:


Помогите спасти детей!

 
оставить свой комментарий

Комментарии

17 октября 2010, 13:34
Оценивающий
  есть интрига, хороший слог.  
17 октября 2010, 16:04
Оценивающий
  Интересная история. Не отпускает от завязки до финала.  
17 октября 2010, 17:32
Оценивающий
  Да, заинтриговали. Хочется читать дальше. +  
18 октября 2010, 02:04
Оценивающий
  Начало понравилось, жду продолжения+  
18 октября 2010, 05:14
Оценивающий
  Везло же Вам на особенных девушек! +  
19 октября 2010, 10:52
ruspaev
  Нет, я так не думаю - они все обычные девчонки. Просто у всех обычных людей есть какие-то только им присущие особенности. Мы все вроде бы одинаковые, и в то же время такие разные. И слава Богу!  
к началу истории

Добавьте свой комментарий


Имя / Псевдоним
Текст комментария

Все истории   |   Все комментарии   |   Все авторы  |   Поиск по историям


Обязательна активная ссылка
© 2005—2010 «Декамерон»
Правила сайта
Книга Декамерон
Написать письмо редактору
Rambler's Top100