19
сентября

 


На сайте было рассказано 3805 историй.
Если хочешь присоединиться
к 2217 авторам, то зарегистрируйся.
 
 
Чтобы добавить историю, войдите.
Регистрация     Забыли пароль?
О том, что теплит нашу душу. О том, что хорошо закончилось. О том, о чем страстно мечтали. О несчастной любви. О том, как влюбленным улыбалось счастье. О находчивых людях. Об измене. О том, какие шутки проделывают друг над другом люди. О чем и о ком угодно. О щедрых, великодушных людях.

Как у меня обгорели руки

 
комментарии
оставить свой комментарий

29 января 2011, 06:15 //  ruspaev
Армия – это тяжелый труд. Я служил в войсках ПВО – противовоздушной обороне, в радиотехнической батарее, где, казалось бы, нет тяжелого труда. Но, когда я прибыл в дивизион, оказалось, что начальство затеяло стройку – нужен был ангар, склад для ракет. А зачем нанимать строителей, когда под рукой столько бесплатной рабсилы? Вот мы с утра до вечера «пахали» на той стройке.
Помню, в первый же день моего нахождения в дивизионе, меня с одним солдатом предыдущего призыва направили на планировку щебня основной площадки ангара. Щебень попался крупный, ядреный, он никак не «срезаться тонким слоем», как того требовал поставленный над нами прапорщик Мусин – пухленький, розовощекий вчерашний солдат или сержант. Я и сейчас думаю, что это случайный человек в армии – он не отличался, ни военной выправкой со своими пухлыми формами, которые могли украсить любую домохозяйку, но только не прапорщика, ни умом и сообразительностью. И вот ему-то и доверили нивелир – строительный прибор, при помощи которого и осуществляется планировка.
Мусин вконец замучил нас с Бондарчуком, с тем пареньком из предыдущего призыва. Прапорщик смотрел в нивелир, заставляя Бондарчука становиться с линейкой, то там, то сям, потом изрекал с умным видом: «Та-ак! Давайте, срежьте щебень вон там тонким слоем в два сантиметра и переместите вот сюда и разложите здесь тем же тонким слоем в два см». Попробуй «срежь щебень тонким слоем в два сантиметра», когда камушки в том щебне имеют размеры четыре, пять а то и шесть сантиметров. Мусин мучил нас до вечера, но на следующее утро, когда наш комдив майор Катушкин самолично проверил планировку (он-то отлично владел инструментом), то оказалось, что площадка так и не распланирована. Майор не догадывался, что прапорщик попросту не умеет пользоваться нивелиром, и отдав распоряжения, оставил нас с Мусиным на новые муки. Но уже на следующий день он все понял и, приказав вспотевшему толстяку-прапору взять линейку, начал распоряжаться и мы за час(!) все распланировали. После того, как пол в ангаре был забетонирован, мы принялись изолировать перекрытие. Изоляция была многослойной – слой гудрона, потом на него ложился рубероид, потом опять гудрон, а на него стеклоткань и завершал изоляцию третий слой гудрона. Гудрон мы растапливали в большом чане, носили на крышу в ведрах, мы выглядели как черти – вымазанные с ног до головы черной смолой, с закопченными белозубыми рожами. А вечером, перед возвращением в казарму, отмывали гудрон бензином – ничему иному он не поддавался. Мы работали полуголыми – лето, жара, а тут еще пышущий жаром гудрон, да и спецовку берегли – запасной не было, поэтому тела наши к концу работы были в многочисленных «ниточках» смолы. Руки по локоть и выше мы мыли в ведре прямо в бензине, а смолу с торса оттирали ватой, смоченной в бензине.
И вот как-то я мыл руки в бензине, а рядом один солдат возился с паяльной лампой. Лампами мы разогревали гудрон, прежде чем накладывать на него рубероид или стеклоткань. Лампа барахлила и солдат, прочистив форсунку, решил проверить и стал разжигать. Кто имел дело с паяльными лампами, тот знает, что толком не разогретая лампа может дать струю бензина, если слишком сильно открыть кран. Так случилось и на этот раз, и струя горящего бензина достигла ведра с бензином, в котором я мыл руки. Не успел я ничего сообразить, вижу – обе мои руки по локоть пылают. И боль! Такая сильная, что я ошалел. Все, кто был рядом, растерялись. Но я быстро сообразил и ринулся к куче песка, который всегда присутствует там, где идет стройка. Сунул руки в песок и погасил огонь. Но руки успели обгореть.
Тут прибежал прапорщик Мусин, и вам нужно было видеть его лицо! Румянца на его пухлых щеках как не бывало! Он даже стал заикаться. Дело в том, что комдив наш майор Катушкин был очень строгим командиром, и мы все его побаивались. Нет, он не занимался рукоприкладством, не повышал голоса и не матерился. Но бывают люди, властные от природы, умеющие подчинить, а то и нагнать страху на подчиненных одним лишь взглядом, сказанными вполголоса, сквозь зубы словами. Вот комдив наш был как раз из таких людей. Он требовал от Мусина, руководившего работами, строжайшего соблюдения техники безопасности. А тут вопиющее нарушение!
«Руспаев, как же так? – вопрошал прапорщик дрожащими губами, - Что же теперь будет? Комдив меня съест!» А что я мог сказать? Я страдал, мне было больно, я дул на страшные волдыри, но облегчения не находил. Нужно срочно ехать в санчасть, а Мусин не решается доложить о происшествии комдиву – ведь съест! Он принес аптечку и намазал на ожоги борную мазь – чтобы хоть что-нибудь делать! Мусин попросил меня потерпеть до отъезда в казармы, а там он обещал отвести в санчасть и там мне сделают перевязку. Пришлось терпеть. А когда объявили построение (Майор Катушкин всегда строил дивизион перед отъездом в казарму), мне пришлось одеться – чтобы скрыть от комдива ожоги. Мне было больно – грубая ткань ха/бе нестерпимо терла волдыри, но куда деваться? Я решил до конца покрывать прапорщика Мусина, тем более знал – если о ЧП узнает комдив, никому не поздоровится. Так и дотерпел до санчасти, и потом, пока ожоги не зажили, скрывал свои повязки от офицеров и от старшины. А зажили они быстро, молодой организм быстро восстанавливает ткани, и теперь на моих руках нет ни малейшего шрама – лишь остались неистребимые воспоминания о годах службы.
Истории по словам: ПВО, стройка, ангар, гудрон, бензин, ожоги



← предыдущая следующая →

Отправить историю другу Сообщить о плагиате
Постоянный адрес этой страницы:


Помогите спасти детей!

 
оставить свой комментарий

Комментарии

30 января 2011, 08:21
Оценивающий
  Ваши истории отличаются цельностью и обстоятельностью изложения: вреде бы дан небольшой фрагмент армейской жизни, а представление об армейской действительности получаешь настолько полное, что кажется, будто прочитал целую повесть. Пора публиковать сборник армейских рассказов. +  
31 января 2011, 10:15
Оценивающий
  Абсолютно согласна с предыдущим оратором. У автора есть талант подавать все светло, душевно, даже достаточно неприятные жизненные эпизоды. Может в этом и есть мудрость?  
1 февраля 2011, 02:10
DOHOWETER
  -Super!!!
-Klasse!!!
-Wunderbar!!!
 
к началу истории

Добавьте свой комментарий


Имя / Псевдоним
Текст комментария

Все истории   |   Все комментарии   |   Все авторы  |   Поиск по историям


Обязательна активная ссылка
© 2005—2010 «Декамерон»
Правила сайта
Книга Декамерон
Написать письмо редактору
Rambler's Top100