6
декабря

 


На сайте было рассказано 3805 историй.
Если хочешь присоединиться
к 2217 авторам, то зарегистрируйся.
 
 
Чтобы добавить историю, войдите.
Регистрация     Забыли пароль?
О том, что теплит нашу душу. О том, что хорошо закончилось. О том, о чем страстно мечтали. О несчастной любви. О том, как влюбленным улыбалось счастье. О находчивых людях. Об измене. О том, какие шутки проделывают друг над другом люди. О чем и о ком угодно. О щедрых, великодушных людях.

И еще об одиночке

 
комментарии
оставить свой комментарий

19 января 2011, 09:34 //  ruspaev
На этот раз об одиночной камере на гауптвахте. По общему мнению, тот, кто не побывал хотя бы раз на гауптвахте, тот никогда не может понять службы. Нет, я старался служить хорошо и никогда не стремился попасть на губу (так в просторечии называется гауптвахта). Но тут опять вступает в силу известная пословица. И вот, на втором году службы я впервые оказался на губе и сразу же попал в одиночку.
История, в результате которой меня посадили туда, не очень интересна, она лишь свидетельствует о том, что наша Советская Армия комплектовалась зелеными юнцами, вчерашними мальчишками и в поведении солдат часто проявлялось настоящее мальчишество. Но вот я попал в одиночную камеру губы. Я служил в Белоруссии, в небольшом городке под названием Береза. Часть наша располагалась в старинных казармах из красного кирпича времен Екатерины Второй. Говорили, что по ее приказу было возведено три корпуса, в Великую Отечественную один корпус был разбомблен, а два других уцелели.
А гауптвахта располагалась за пределами части, в мрачных казематах из железобетона. Знатоки утверждали, что это здание построили фашисты во время оккупации и в нем располагалось гестапо. Так ли на самом деле, я не знаю, но камеры как нельзя лучше подходят к этому печально известному учреждению фашистов. Глухие бетонные коробки с бетонным же полом (размеры – два на два метра), крохотное отверстие с железным листом с просверленными отверстиями вместо окна, вмурованные в пол железные стул и стол – и все. «Стул и стол» - это громко сказано. А на самом деле это трубы с приваренными к ним листами железа разной высоты.
Я был наказан пятью сутками ареста. Оказалось, - тех, кто сидит в одиночной камере, не водят на работы, им не полагается деревянного табурета, в отличие от тех, кто отбывал наказание в общей камере. Даже в сортир лишний раз не выведут, и это при том, что в камере нет параши. Когда приспичит, нужно долго упрашивать караульного, который нес службу в коридоре. И не дай Бог нажать на него, как-то рассердить – тогда хоть какай или писай прямо там, в камере. И ведь потом сам в течение многих часов будешь вдыхать смрад!
Оказалось, что у арестанта отбирают шинель и головной убор; он сидит (главным образом несчастный арестант стоит или ходит, так как невозможно долго усидеть на железном листе) в одном ха/бе и могильный холод бетона пробирает до самых внутренностей, проникая в тело человека постепенно, исподволь, ибо время там почти стоит на месте.
Только на шесть часов в сутки, с полуночи до шести утра выдаются арестанту шинель, головной убор и «вертолет» - деревянный настил в размер среднего человека. Эти шесть часов пролетают мгновенно – когда получаешь эти «богатства» и, завернувшись в шинель, валишься на «вертолет», тут же проваливаешься в глухой, без сновидений сон, который, как тебе кажется, длится только секунду – и ты вскакиваешь от резкого окрика дежурного, а чаще от его пинка, и с великим сожалением расстаешься с шинелью, которая кажется в те моменты роскошной шубой.
И вновь, ежась и дрожа (я попал на губу осенью, еще до начала отопительного сезона, но те, кто сидел там в то время, когда отопление работало, рассказывали, что два ребра радиатора отопления никак не могли согреть, ни камеры, ни осужденного) вышагиваешь по тесной камере – два шага в одном и столько же в противоположном направлении. Измотавшись, присядешь на «стул» или «стол», но долго не можешь усидеть – железо словно «обжигает». Как-то раз, то ли на третий, то ли на четвертый день заточения, я сумел пронести в камеру обрывок газеты, который я подобрал в сортире. Не поверите – оказалось, что тоненький газетный лист отлично держит тепло, и я смог сидеть довольно продолжительное время, постелив этот кусок газеты на железный лист «стола».
Может быть, легче было бы переносить этот вселенский холод, если б не было сырости. Температура тела была бессильна просушить насквозь отсыревшую одежду и обувь, тем более, что сушить сапоги и портянки было негде. Уже на вторые сутки кожа моя покрылась сыпью, и я страдал еще от нестерпимого зуда.
Но, пожалуй, сильнее холода и сырости я изнывал от бездействия и одиночества. Пять суток молчания – это оказалось тяжелым бременем для человеческой психики. Не с кем перемолвиться, караульный, который водил меня в сортир пресекал все мои попытки заговорить с ним, больно тыкал в спину штыком или бил прикладом автомата, если я не хотел замолчать. Тот лоскуток газеты был мной прочитан многократно. Раз за разом я принимался за него и в сотый раз, наверное, читал статью о тонкостях боевой и политической подготовки советского воина, и развлекал себя тем, что пытался строить догадки относительно тех предложений, которые следовали за местом обрыва.
Когда, наконец, я отбыл эти пять суток и вернулся в казарму, я поклялся больше не попадать на гауптвахту. Но не прошло и двух месяцев, как я вновь оказался там – за драку в столовой. Но в этот раз меня поместили в общую камеру, где сидели солдаты из других частей – летуны, танкисты и артиллеристы. Один из них, прикомандированный из другого города, и просветил нас – оказалось, что наша губа не соответствует уставу, что пол в камерах должен быть деревянным, деревянными должны быть и нары и температура должна быть не ниже восемнадцати градусов по Цельсию. И у узника должна быть возможность видеть небо, пусть в зарешеченное, но окно. Этот танкист утверждал, что на гауптвахте в их части именно такие условия. Да, возможно, наше командование не пожелало перестраивать наследие гестапо, полагая, наверное, что не стоит превращать службу в «курорт», чтобы советскому солдату служба не показалась медом.


← предыдущая следующая →

Отправить историю другу Сообщить о плагиате
Постоянный адрес этой страницы:


Помогите спасти детей!

 
оставить свой комментарий

Комментарии

20 января 2011, 12:33
Оценивающий
  История понравилась.Я на "губе" не сидел , но служил в роте охраны и знаю , что там условия были нормальные . Ребята , которые ее охраняли, не были придурками , как в Вашей части .Такое событие действительно запомнишь с горечью в душе на всю жизнь .Хорошо написано +++  
21 января 2011, 03:34
Оценивающий
  Отлично пишете, настолько реалистично изложено, что возникает ощущение личного присутствия в "гестаповских" застенках. +  
24 января 2011, 03:35
DOHOWETER
  Sehr geehrter Herr ruspaev !
Vielen Dank für Ihrer kleiner Geschichte über die Wahrheit in der Bundeswehr ehemaligen USSR. Damals als Soldat im Dienst gewesen war habe ich auch ein mall in Knast 3 Tage verbracht. Das Parka oder Bundeswehr Mantel viel mal hat mich geholfen. Sol ich ihnen noch was sagen: Sie Herr ruspaev können etwas mehr schreiben, weil Ihre Geschichte kann man verstehen weil Ihre Geschichte von echtem Herz.Vielen Dank!!!
 
29 марта 2012, 21:51
Елена
  господи, я прямо вижу всю эту картину. да, наша страна самая гуманная в Мире. у меня 2 сына, оба уже отслужили в рядах РА. господь обошёл их таким наказанием, но это такая тактика у наших правителей, гнобить тех ,кто ниже на ступеньку стоит, неважно что этот человек делает для государства больше,чем сам чиновник. и люди у нас такие же. взять того же часового, что охраняет арестантов, позволяет себе рукоприкладство, потому, что чувствует превосходство, а над кем? он сам завтра может оказаться на его месте,но сегодня он царёк. страшно всё это осознавать. хочется пожелать вам добра, и оставаться сострадательным к людям, в любой ситуации.  
21 апреля 2018, 19:44
Дмитрий
  ТОЧНО так же я сидел пять суток одиночки в Гарнизонной гауптвахте города Ереван..в далеком 1991 году,в апреле месяце.Но у меня в камере 2х2 метра был только "стул" железный...и нары без матраса ,которые пристегивались к стене.
Чуть не забыл,в туалет выводили три раза в сутки...но ссука,по 30 секунд...успел не успел,твои проблемы
 
к началу истории

Добавьте свой комментарий


Имя / Псевдоним
Текст комментария

Все истории   |   Все комментарии   |   Все авторы  |   Поиск по историям


Обязательна активная ссылка
© 2005—2010 «Декамерон»
Правила сайта
Книга Декамерон
Написать письмо редактору
Rambler's Top100